Прислать новость

Почему куряне не хотят переселяться из старых домов?

Большинство жителей старых домов в центре Курска не хотят переселяться в новые квартиры, но к их мнению вряд ли прислушаются

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

21.07.2018 01:00
0

Читать все комментарии

199

В 1032 году в «Житии Преподобного Феодосия Печерского» проскользнуло первое упоминание о Курске. То есть через 14 лет куряне официально, отметят тысячелетие «города-воина, города-труженика». В Курске наверняка залатают дороги, обновят тротуарную плитку. Но к тому времени из него может окончательно исчезнуть историческая идентичность.

В конце прошлого года мэрия Курска приняла адресную программу по переселению граждан из аварийного жилищного фонда до 2021 года. Выглядит всё очень просто: старые ветхие дома снести, а жильцам предоставить новые, современные. Вот только в списке домов под снос оказались объекты культурного наследия.

Дома, которых нет

Перечислить адреса всех домов, которые мэрия намерена отправить на слом, сложно, но можно. Список получится весомый. Его можно дополнить и другим: из домов, которые официально не сносились, но их фактически уже нет. Яркий пример — дом № 27 по улице Дубровинского. Глава Курска Николай Овчаров, ссылаясь на генплан развития областного центра, именно его приводит в пример, объясняя, что, дескать, такие дома Курску не нужны.

— Города с течением времени меняют облик. Появляются красивые современные здания. А некоторые здания можно вывести из списка памятников культуры. Как, например, мы сделали с домом № 27 на улице Дубровинского. Расселили жильцов, а потом случился пожар и оказалось, что никакой исторической ценности это здание из себя не представляло, — заявил чиновник месяц назад на первом заседании обновленного Общественного совета Курска.

Действительно, интересное совпадение. Дом простоял много лет, но стоило только его расселить, как он загорелся. Ещё одно здание, которое, возможно, ждёт похожая судьба, — дом № 18 по улице Димитрова. Его тоже хотят расселить. Сейчас здесь ещё есть жизнь, а играющая детвора с любопытством обступает прибывших журналистов.

— Никуда я не хочу отсюда уезжать, — категорически заявляет местная жительница Анастасия Маркина. — Что значит «сносить»? У нас нормальный дом — его только надо немного подремонтировать и всё! Нам же предлагают переезжать отсюда на окраину города — на проспект Дериглазова. А дом ведь крепкий — он ещё 100 лет простоит!

Дома, предназначенные под снос, действительно крепкие. Мы проехали по множеству адресов и посмотрели своими глазами на разрушающийся Курск. Похоже, власти просто не хотят замечать и вовремя решать проблемы. Логика проста: «Развалятся? Снесём!»

Оказавшись за границей — в Праге, Таллине, Стокгольме или Милане, наши земляки умиляются старым кварталам с узкими улочками и «пряничными» домиками, которые столетиями стоят на одном месте. Именно они, а не новомодные высотки — главные достопримечательности этих городов. Но, восхищаясь европейской рачительностью, российские чиновники почему-то не хотят делать то же самое в своих городах. У нас, как всегда, «свой путь».

Не политическая, но оппозиция

К счастью, в Курске ситуация понемногу меняется. Нет, не во власти, но в общественном мнении. На смену возмущённым «кухонным» разговорам приходят организованные актвисты-градозащитники. Это молодые ребята, которым история родного города не просто интересна, а они пытаются её сохранить.

— Мы сейчас пытаемся разобраться, сколько домов находятся под угрозой. У наших властей в одних документах одни цифры, в других — другие, — рассказывает активист движения «Градозащита» Кирилл КИРЕЕВ. — Максимальная мелькавшая цифра — 731 объект. Есть архивная запись, где мэр говорит, что нужно снести 400 домов, но суд ему отказал. На какое-то время всё успокоилось, а потом случился снос Георгиевской аптеки, дома купца Наумова, хотели сносить дом Бесходарного, который по ошибке называют домом Малевича, но начался шум, и процесс остановился.

В своё время возникла парадоксальная ситуация. Начальник областного комитета по культуре Валерий Рудской бился в судах, отстаивая Георгиевскую аптеку, как здание, имеющее историческую ценность. Аптеку снесли. Собственник участка победил. Теперь там пустырь. Задача общественников — не допустить появления новых пустырей.

Справка

Старый Курск описывала поговорка: «Две горы, две тюрьмы, посередине баня». Сегодня в здании одной из упомянутых тюрем располагается Курский медицинский университет, вторая тюрьма — СИЗО-1. На месте бывшей бани построено высотное здание ЦНТИ.

Способы придумываются довольно оригинальные. Помните классическую книгу Марка Твена «Приключения Тома Сойера»? В одной из глав герой «высокохудожественно» красил забор в родном городе. Так вот: курские градозащитники придумали «Том Сойер Фест». Они решили покрасить город. Не весь, конечно.

Сейчас дом № 8 по улице Белинского обретает новый фасад. Его просто перекрашивают — за личные деньги и средства немногочисленных спонсоров. Жители этого дома имеют небольшой участочек земли, которые оценивают в 20 миллионов рублей. Администрация города предложила за дом 8 миллионов. Хозяева отказались и занялись самостоятельным обновлением дома.

Земля  в центре стоит дорого - это аксиома. У мэрии лишних денег нет — бюджет трещит. Но есть Курская епархия — организация не самая богатая, но имеющая определённые средства. Иногда её представители аккуратно приобретают здания в центре Курска. Градозащитники им благодарны.

— Эти здания никому не нужны. Получается, епархия их спасает, — говорит Кирилл Киреев. — Они пытаются что-то восстановить, и это неплохо получается. Спасибо епархии за это. Хотя бы к ней мэрия прислушивается.

Через 14 лет Курск будет отмечать тысячелетие. К юбилею готовятся уже сейчас: началась реставрация фасада Знаменского собора. Наверняка скоро найдутся средства и на ремонт здания гостиницы Центральная на Красной площади. (Буквально на прошлой неделе общественность обратила внимание на разваливающуюся декоративную отделку на фасаде.)

Ближе к празднику правительство наверняка выделит деньги для его проведения. Их потратят на покраску, побелку, асфальтирование, снос, постройку и «реставрацию». Последнее слово в кавычках не случайно. Останется ли в городе хоть одно из «незнаменитых» зданий, которое попадет под это определение?

ЕСТЬ МНЕНИЕ

«Самое неприкосновенное здание — туалет!»

Художник Олег Радин считает: терять историю Курск стал ещё при Хрущёве, когда начинали снос исторического центра. Но он был более осмысленным, чем сегодня.

— У меня один вопрос, — говорит Радин. — Как разрушающиеся дома дошли до такого состояния? Это же не за день случилось и не за год. Кто-то же должен за это отвечать? Не хочу говорить про «дом Малевича», которым я замучил уже всех даже на международном уровне. А что касается «неприкосновенных» курских зданий, могу вспомнить лишь неработающий туалет в Первомайском парке. Вот его, кажется, кто-то специально охраняет. Можно даже повесить табличку: «Охраняется государством».

Мы вкладываем огромные  деньги в реставрацию церквей. Но ни одного светского храма духовности у нас в регионе не построено. Никто не принёс денег и не сказал: «Вот вам на строительство галереи Дейнеки или на музей!» Предприниматели из Москвы смотрят на Курскую губернию с мыслью: «Где бы построить очередной свинокомплекс?» Вот на это деньги есть. Может, эти ребята от свинокомплекса взяли бы и дали денег на строительство картинной галереи?

Автор:

Вадим КОРОТКИХ

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры