Войдите, чтобы видеть уведомления на портале

Прислать новость Магазин

Пчёлы мрут как мухи!

В нескольких районах Курской области зафиксирован массовый падёж пчёл. Пчеловоды винят в этом сельхозпредприятия, затеявшие опыление полей химикатами.

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

1

Читать все комментарии

1549

Июль стал катастрофическим месяцем для курских пчеловодов. В Дмитриевском, Хомутовском и Суджанском районах произошёл массовый падёж пчёл. Количество погибших пчелосемей полностью не подсчитано, но, по информации «Житья», только в Суджанском районе их погибло минимум 949. В каждой семье — больше 25 тысяч особей.

Большинство пчеловодов винят в произошедшем сельхозпроизводителей, обрабатывающих поля химикатами. Другая, менее популярная версия, которую всячески поддерживают чиновники, отвечающие за сельское хозяйство, — массовый мор пчёл вызван какой-то болезнью.

Не сутяжник, а подполковник

Когда-то подполковник милиции в отставке Андрей Новиков был третьим человеком в Курском СОБРе — начальником отделения подготовки и проведения специальных операций. На его счету семь командировок в горячие точки страны. На парадном кителе — букет наград: две медали ордена «За заслуги перед Отечеством» 1-й и 2-й степеней, две медали «За отвагу» плюс благодарственное письмо президента.

Сегодня Андрей — пенсионер. В Судже у него престарелые родители, которым надо помогать. Фактически летом он живёт с ними и, как сам полушутя говорит, пасеку завёл, чтобы хоть как-то оправдать своё «безработное» существование.

Справка

Согласно действующим нормативам аграрии должны не менее чем за трое суток оповещать население о внесении на поля отравляющих веществ.

Впрочем, пчёл в семье Новиковых держали издавна. Первая пасека у родителей Андрея появилась, когда ему было 12 лет. Выйдя на пенсию, он сам уже лет 10 профессионально занимается пчеловодством. Говорит, проблемы, конечно, бывали, но такого пчелиного мора на его памяти не случалось.

— Пчела прожила 150 миллионов лет. То есть появилась, когда человека ещё и в проекте не было, — рассказывает Новиков. — Она динозавров пережила. А вот человеческую жадность пережить не в состоянии. Нет, конечно, хорошо, когда поля обрабатываются. Пасека рядом — медосбор больше. В начале мая я и другие пчеловоды вывезли пасеки в район Мартыновки Суджанского района. Рядом посевы рапса, подсолнуха. В начале июня после обработки полей химикатами произошёл первый массовый падёж пчёл, но тогда он не был критичным. Потерпевшие семьи ещё могли восстановиться. Беда пришла в июле.

Ситуация резко ухудшилась 7 и 8 июля. Тогда, рассказывает Андрей Новиков,  местный фермер обработал свои поля химическими удобрениями. Пчёлы стали дохнуть как мухи. Мёртвых насекомых пасечники тысячами вытряхивали из ульев. Пчеловоды грустно шутят, что пресловутая отрава «Новичок», которой в Англии якобы отравили бывшего российского шпиона-перебежчика, добралась и до них.

— На медосбор пчеловод вывозит самых лучших пчёл. Сильные семьи. Элиту, — вздыхает Андрей. — Всё! Нет у нас больше элиты.

Хозяева пасек считают, что при химической обработке поля работники нарушили правила. Например, не соблюли минимальное расстояние до населённого пункта, ближе которого обрабатывать поля нельзя. Обработку проводили днём, когда летают насекомые-опылители: не только пчёлы, но и шмели.

— Недавно ещё травили у нас поле тут за трассой, — рассказывает пчеловод Сергей Луценко. — Они говорят, что делали подкормку. Но пшеница сохнет, ячмень сохнет. По сути, растение снижает свою активность. Никакую подкормку оно не усвоит. А пчёлка летела над полем, а оно 200 — 400 гектаров. Испарения, тем более днём травили, их и погубили.

В местном отделе полиции лежит более 40 заявлений от пострадавших пчеловодов. Но их написали не все потерпевшие. У кого-то пасеки пострадали больше, у кого-то меньше. 949 семей — это только погибшие. А есть ещё и пострадавшие. Первые анализы с полей взяла Суджанская ветлаборатория ещё 9 июля. На момент нашего разговора с пчеловодами результатов не было.

Куда смотрят власти?

После того как пошли заявления в полицию, к пчеловодам выехали представители отдела АПК Суджанской райадминистрации. Разговор получился бурным. Особенно когда пасечников чуть не обвинили в гибели пчёл. Дескать, сами выехали, никого не предупредили и т. д. Но некоторые никуда не выезжали. Пасеки стояли дома. Они там годами стоят.

В среднем одна пчелиная семья стоит 6 — 7 тысяч рублей. А если учитывать, что ульи были полны мёда? И что теперь с ним делать? Можно ли будет в дальнейшем ульи использовать? А как оценить труд пчеловода? На эти вопросы люди тоже хотят получить ответы.

— За годы моей работы впервые у нас в районе такая ситуация, — заявила «Житью» начальник отдела АПК и природопользования администрации Суджанского района Людмила ДАНИЛОВА. — Мы сейчас пытаемся составить полную картину ЧП. Создана и работает комиссия. В связи с погодными условиями до некоторых пасек доехать пока невозможно. И говорить о каких-то выводах, причинах, по которым произошёл массовый мор пчёл, я пока не могу. Разбираемся.

Справка

Самыми первыми пчеловодами на планете принято считать египтян. Судя по археологическим раскопкам, они занялись этим делом более 7 тысяч лет тому назад.

В Щигровском районе, кстати, причина падежа установлена. Как сообщил начальник управления ветеринарии Курской области Владимир ДЁМИН, биоматериалы показали наличие в мёртвых насекомых сильнодействующего ядовитого вещества «Метафос», токсичного для пчёл.

Тем временем Андрей Новиков написал три заявления в районную прокуратуру. В первом он просит провести проверку не только по поводу гибели пчёл, но и по факту гибели насекомых и животных. В другом он указывает, что на его личной пасеке погибли 25 пчелиных семей. Третье заявление касается деятельности контролирующих органов, которые он хочет обвинить в «преступном бездействии и халатности».

Точка зрения фермера

Пока полиция, прокуратура и комиссия проводят проверки, корреспонденты «Житья»  побеседовали с одним из сельхозпроизводителей из-за которых, как считают пчеловоды, произошло отравление.

— Так получилось, что пчёлы погибли. Но тут же не только я поля обрабатывал, — говорит глава фермерского хозяйства Геннадий КИРИЧЕНКО. — Мы сейчас ведём переговоры с пострадавшими, пытаемся найти выход из создавшегося положения. Пчела на 7 — 8 км летает. Она что, — подписана была? На мои поля она летала или куда-то ещё? Вся область травит вредителей. Если бы не травили, то и урожая бы не было. У меня есть список, в нём человек тридцать, думаю, найдём общий язык.

Как это будет выглядеть, фермер не пояснил. По его словам, поля обрабатывали инсектицидом «Маверик», и его применение вполне оправданно. Сегодня в Суджанском районе затишье. Стороны ведут переговоры и консультации. Готовых решений никто не предлагает.

ЕСТЬ МНЕНИЕ

«Правила внесения химикатов забыты»

— Раньше химическая обработка полей проводилась с самолётов, и правила были установлены очень жёсткие, — рассказывает бывший пилот сельхозавиации Виктор БЕССМЕРТНЫХ. — Обработка допускалась только при полном штиле — отсутствии ветра. По закону самолёт должен был лететь на высоте не выше 5 метров с выпуском закрылков на 15 градусов, чтобы химикаты сразу опускались вниз. На практике мы обрабатывали поля с высоты 1 — 3 метра. При этом яды разводились в небольшой концентрации, чтобы не нанести непредвиденного урона флоре и фауне. Но сельхозавиация в Курской области начала уничтожаться в начале 90-х годов, а сейчас просто не существует. Мне недавно довелось поговорить с девушкой, которая готовилась защищать диссертацию по обработке растений и внесению жидких удобрений. Она перечисляла какие-то тракторы, специальные аппараты, которые используются для этого. Я спросил: «А как же самолёты Ан-2?» А она про них даже не слышала!

СПРАВКА «ЖИТЬЯ»

Инсектицид «Маверик» призван защитить полевые и садовые культуры от вредителей на разных этапах вегетации. Попадает в организм насекомого при поедании им обработанных участков растений, при вдыхании вещества через стигмы (дыхательные отверстия) и при непосредственном контакте. Как и все пиретроиды, нарушает работу нервной системы насекомого, приводя к его параличу. Может использоваться в период цветения культур. В малых дозах не опасен для медоносных насекомых.