Прислать новость Магазин

Курский суд не принял сторону убийцы Юлии Андреевой

Апелляция по делу Юлии Андреевой отклонена, и приговор убийце девушки вступил в силу

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

0

Читать все комментарии

1024

Днем 2 апреля Курский областной суд отклонил доводы адвоката железногорца Александра Ковалёва, признанного виновным в убийстве 25-летней Юлии Андреевой. Родные девушки, которую после убийства Александр почти полностью сжег, ждали справедливости 2,5 года. Теперь приговор вступил в законную силу.

Принял труп за манекен

Юлия Андреева пропала в Железногорске в ночь на 14 сентября 2016 года. Ее разыскивали родные, силовики, поисковики... Через неделю в ложбине у деревни Моршнево Дмитриевского района парень, искавший металлолом, обнаружил частично обгоревшее тело.

– Я сначала подумал, что это манекен. Но потом увидел личинок мух и понял: это труп человека, –  расскажет молодой человек на суде.

Дедушка Юли, Александр Павлович, опознал внучку — и разрыдался. На теле Юлии нашли несколько повреждений на голове и лице, а также между лопатками. Экспертиза установила, что травмы получены при жизни от тупого твердого предмета. Ещё один вывод экспертов: огнем повреждено 87% тела и 14% головы.

Фото из социальных сетей

Вину не признаёт

Следствие установило: последним местом пребывания Юли в Железногорске стал бар «Империя». На записях видеокамер было видно, что девушка познакомилась с Александром Ковалёвым, жителем поселка Горняцкий Железногорского района, и его двоюродными братьями. Как рассказал позже задержанный, а затем арестованный Александр, они поехали к нему домой, взяли коньяк и колу, вернулись в Железногорск, где вчетвером выпивали. Когда братья ушли домой, он повёз Юлю в свой дом, где после интима они оба заснули.

Дальше в показаниях произошло расхождение: на одном из допросов он сказал, что, проснувшись, не застал Юлю в доме и решил, что она по тропинке ушла в Железногорск. Но позже стал твердо стоять на том, что, проснувшись, обнаружил Юлю в своей кровати мертвой. С его слов, она лежала лицом в подушку, тело уже было холодным. Он испугался, начал делать ей искусственное дыхание. Потом вышел из спальни, обдумывал ситуацию. Через пару часов вернулся и надел тело Юли всю ее одежду — от нижнего белья и тельняшки до пальто и кроссовок.

– И что, руки и тело поддавались? - спросили его председатель Железногорского горсуда Елена Кононова и старший помощник железногорского межрайонного прокурора Светлана Ракова.

– Да. Это можно сделать, поверьте, - сказал Александр.

Потом Александр, с его слов, долго думал, что же ему делать. Вечером он положил тело Юлии в салон своего «Ауди», вывез в Дмитриевский район, где, облив купленной по дороге соляркой, поджег. На вопрос, зачем так поступать с погибшей девушкой, обвиняемый объяснил, что вызывать скорую  побоялся — якобы его девушка, с которой собирался расписаться, могла передумать, узнав об измене. Упомянутая девушка, к слову, на суде не появилась. А один из свидетелей рассказал, как видел, что Александр в свое время бил ее.

Фото Сергея ПРОКОПЕНКО

Итоги экспертиз

По делу провели несколько экспертиз. Установили, что наркотических и иных сильнодействующих веществ в организме Юли не было. Как и болезней, которые могли бы привести к внезапной смерти. Зато в деле было множество благодарностей: Юля училась в колледже, занималась вокалом, подрабатывала, помогала деньгами бабушке и дедушке, участвовала в благотворительных акциях.

Первая экспертиза, на выводы которой опиралась защита, показала: травмы девушке были нанесены за 6 - 12 часов до смерти. Но эксперты признали - представленные им образцы тканей были низкого качества, да и за 6 - 12 часов следы травм должны были проявиться в виде синяков и тому подобному. Но никто у Юли не видел — их заметили только при осмотре трупа, под кожей. Повторная экспертиза в другом московском медцентре была сделана с изготовлением новых срезов тканей, и выводы были иными: травмы Юля получила максимум за час до смерти. Обе бригады экспертов не смогли установить причину смерти Юлии из-за посмертного обгорания трупа. Но установили, что труп при сжигании переворачивали, горение поддерживали. Причем особенно старались сжечь нижнюю часть туловища.

Расстроился аресту авто

Несмотря на доводы экспертов, Александр так и не признал своей вины в убийстве Юлии. Вел себя спокойно, даже когда судья Елена Кононова оглашала приговор: 11 лет колонии строгого режима, плюс компенсация морального вреда бабушке и дедушке Юлии по 750 тысяч рублей каждому. Суд согласился с выводами следствия, что Александр задушил Юлию, зажав ей рот и нос ладонью, из-за возникшей между ними ссоры. Самой сильной эмоцией Александра стало возмущение по поводу ареста его имущества,  в том числе той самой «Ауди».

Доводы адвоката отклонили

И в Железногорском городском, и в Курском областном судах адвокат Александра Сергей Мазуров заявлял: следствием не доказаны мотив, событие, место, время преступления, факт ссоры между Александром и Юлей. Железногорский суд, по мнению защитника, незаконно переформулировал обвинение — исключил из характеристик предмета, которым Юлии нанесли травмы, критерий «твердый». Также он подверг критике выводы повторной экспертизы и квалификацию одного из проводивших ее экспертов.

Сам осужденный по видеоконференцсвязи сказал членам коллегии по уголовным делам Курского областного суда. что не желает «отвечать за то, что вообще никто не делал». Представитель областной прокуратуры, старший прокурор отдела по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами Олеся Руденская, а также Оксана Маслова в ответ заявили, что оснований для отмены или изменения приговора нет. Дедушка Юлии сказал кратко: «Убил, сжёг — пусть отвечает».

В итоге областной суд оставил приговор без изменений. Приговор вступил в законную силу, так что Александра из СИЗО направят в колонию строгого режима. Адвокат не исключил подачи жалоб вплоть до Верховного суда. А Оксана Маслова намерена принять меры к скорейшей продаже арестованного имущества Александра — в счет компенсации морального вреда родным Юлии.

Автор:

Сергей ПРОКОПЕНКО (Железногорск)