Прислать новость

Следователь из Курска нашла могилу пропавшего деда

Для поиска политрука Николая Буркова подполковнику юстиции Светлане Левшаковой пришлось использовать свои профессиональные навыки.

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

15.05.2018 13:57
1

Читать все комментарии

430

Следователь юстиции Светлана Левшакова нашла могилу своего пропавшего без вести деда спустя 76 лет после его смерти. Это не удавалось сделать никому из её родственников. Но Левшакова спросила сама у себя: «Следователь я или нет?!» И смогла сделать то, что не удавалось её родителям.

Дед Левшаковой, милиционер Николай Владимирович Бурков, ушел на фронт в самом начале Великой Отечественной войны. К этому времени у него была большая семья, в которой воспитывались пятеро детей.

В то время на Ржевском направлении шли ожесточенные бои. Задача Красной армии была ясна – позиции не сдавать. И через несколько месяцев супруга бывшего милиционера получила известие о том, что младший политрук Панфиловской дивизии пропал без вести во время боя.

Повзрослев сыновья Николая Владимировича долго, но безуспешно пытались найти информацию об отце в архивах. В ответ на их запросы поступала одинаковая информация о том, что «младший политрук Бурков Николай Владимирович – политический руководитель роты 1075 полка 8-й гвардейской стрелковой Режицкой ордена Ленина Краснознамённой ордена Суворова дивизии имени Героя Советского Союза генерал-майора И. В. Панфилова пропал без вести 16 июня 1942 года».

Супруга Николая Владимировича была уверена, если бы он остался в живых, он непременно бы сообщил семье, а зная характер мужа, не позволил бы взять себя в плен. Поэтому все эти 76 лет для семьи формулировка: «Пропал без вести» означала только одно – погиб.

Внучка Николая Буркова Светлана Левшакова — потомственный полицейский. В органах внутренних дел служил не только её дед, но и прадед — был городовым в Санкт-Петербурге. Женщину судьба занесла в Курск. И поиски деда стали для неё не только личным делом, но и своего рода профессиональным вызовом.

Она возвращалась к его истории в любое свободное время, анализировала имеющуюся информацию и пришла к выводу, что искать нужно уже не в архивах, а на самих мемориалах. Пересматривала фотографии мемориальных комплексов, где были захоронены погибшие бойцы той самой Панфиловской дивизии в день исчезновения деда – 16 июня 1942 года.

- Я посмотрела списки погибших бойцов и командиров 1075-го полка. Тех, кто с дедом служили, в полку, в роте – их место захоронения известно, - рассказывает Светлана. - Дата одна, а места захоронений разные. У кого-то город Холм, а у кого-то деревня Чекуново Холмского района. Я понимал, что раз были жестокие бои, войска держали оборону, нужно искать в этом районе. Обнаружила сайт «Мемориалы Новгородской области» и решила, простите за профессиональный сленг, прочесывать информацию.

Следователь Левшакова решила вначале просмотреть городские кладбища, а затем деревенские. И так получилось, в день православного праздника поминовения усопших Радоница, среди очередной тысячи фамилий она под номером 730 нашла ту, что так долго искала: Бурков Николай Владимирович. Вначале подумала, что совпадение. Но нет: совпала должность - младший политрук и дата смерти 16 июня 1942 года.

Сейчас Светлана планирует написать запрос в местный военкомат, чтобы получить справку о захоронении. Впрочем, это можно сделать и позже, ведь главное уже сделано.

Есть подтверждение, что именно возле города Холм 76 лет назад был захоронен ее дед. Память о нем восстановлена. «Дело» о поисках могилы политрука роты Николая Буркова раскрыто.

В ближайшее время семья готовиться посетить Новгородскую область и отдать дань герою, память о котором сплотила их семью. Теперь помимо черно-белых фотографий и семейных рассказов Светлану связывает с ним еще одна деталь – служба в полиции стала для трех поколений их семьи делом всей жизни.

СПРАВКА «МОЁ!»:

Я убит подо Ржевом

Бои под Ржевом в 1942 - 1943 годах стали одним из самых кровавых эпизодов Великой Отечественной войны. Потери советской армии, включая пленных, составили 605 984 человека. За 17 месяцев оккупации Ржев, а также соседние города и деревни были практически полностью разрушены. Из 20 тысяч человек, оказавшихся в оккупации, в день освобождения, 3 марта 1943 года, осталось 150 человек, вместе с районом — 362 человека. Из 5 443 жилых домов Ржева уцелело лишь 297. «Ржевской мясорубке» посвящено знаменитое стихотворение Александра Твардовского «Я убит подо Ржевом»

Редакция приносит извинения Светлане Левшаковой за опечатку в её фамилии, допущенной в печатном варианте газеты

Комментарии (1)

Гость


16.05.2018 11:15

Как хорошо.что еще одного солдата.востановлено имя и он вернулся  домой через 76 лет после войны.Семья дождалась хорошей новости о своем родном человеке.Внучке  большое спасибо.что нашла своего дедушку.Молодец.Мы тоже нашли своего деда через 75 лет.считался  без вести пропавшим.а он погиб  под Гомелем.Теперь восстанавливаем  его имя на братской могиле.

Пожаловаться

Войдите, чтобы пожаловаться

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры