Прислать новость

Как в Железногорске ищут пропавшего Даню Бирюкова

Корреспондент газеты «Житьё-Бытьё» провел несколько дней в штабе поискового отряда

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

30.10.2018 08:55
0

Читать все комментарии

4351

Семилетний Даня Бирюков учится во втором классе железногорской гимназии № 1. Неделю назад, 23 октября, после уроков он не вернулся из школы. Дома ребёнка хватились ближе к вечеру. Родители сначала подумали, что мальчик ушел к бабушке с дедушкой. Но потом выяснилось, что те в деревне и мальчика не видели.

Дальше начались слухи и догадки. Например, один из друзей Даниила, который видел его в школе, говорит, что тот был в плохом настроении: «Сказал, что дома родители опять будут ругать за плохие оценки».

Информацию проверили. Отец мальчика объяснил следователям, что за плохие оценки детей (а у Дани есть старшая сестра) в семье не ругают. Затем версию с оценками опровергли и в гимназии.

Копии журнала с отметками переданы следователям, двоек там нет, рассказали учителя. В основном у него оценки четыре и пять. Да, иногда бывали и тройки, как у всех детей. Но не часто.

Следственный комитет по факту исчезновения Даниила Бирюкова возбудил уголовное дело по статье «Убийство». В таких ситуациях это стандартная процедура.

Дело возбуждено не из-за уверенности следствия в том, что мальчика убили, а для того, чтобы у следователей было больше процессуальных возможностей, объясняет руководитель железногорского отдела Следственного комитета Максим ГОЛОВИН.

Со дня исчезновения Дани начался опрос его друзей и знакомых. Всего опрошено более ста человек. Дело находится на контроле в центральном аппарате СК. В поисках участвуют волонтеры-добровольцы, полицейские, Росгвардия, МЧС — все, кто может чем-то помочь.

Следственный комитет попросили горожан предоставить записи со своих авторегистраторов, сделанные во второй половине дня 23 октября. Дело в том, что в Железногорске нет разветвленной системы видеонаблюдения. Часть камер работает в режиме «здесь и сейчас», без записи. Волонтеры, следователи и ветераны военной службы отсматривают все записи, чтобы увидеть хоть какую-то зацепку.

Группы уходят одна за одной

С вечера 23 октября в гимназии, где учится Даня, развернул свой штаб поисково-спасательный отряд «Лиза Алерт». По первому же призыву на поиски мальчика пришли сотни железногорцев. Через несколько суток число добровольцев перевалило за 600.

С 25 октября Даниила искали поисковики из всего Черноземья, а 27-го прибыл отряд из Москвы. Спят приезжие здесь же, в гимназии, на спортивных матах. Очень неплохо считается поспать часа четыре.

Люди приходят в камуфляже и сапогах, с полной амуницией, пешком или на авто. Из них формируются группы по три-четыре человека и направляются во все места, где можно спрятаться или потеряться: в городской парк, на окраины города, в промзоны и «заброшки», а также за пределы Железногорска. На стене в штабе висят две карты — города Железногорска и Железногорского района. В районе вся территория поделена на сектора 500 на 500 метров.

Не берите на себя много, наставляют каждую группу помощники координатора поиска. Лучше обследовать меньший участок, но тщательно, чтобы мы были уверены: там ничего нет.

Все надеются на лучшее. В процессе поисков каждая группа время от времени останавливается и зовет мальчика. Он мог подвернуть ногу, получить травму, в конце концов обессилеть и просто лежать. Но сил, чтобы отозваться, должно хватить. Группы уходят одна за одной и возвращаются без результата.

Те, кто не может уйти на поиск, берут пачки ориентировок с портретом Даниила и отправляются расклеивать их по городу. Объявления с просьбой помочь найти ребенка, портретом Дани и его приметами печатают в штабе, дома, в фотосалонах, где за работу не берут деньги.

Нужна «ковровая» заклейка, поясняет координатор поиска от «Лиза Алерт» Никита ПЕРМЯКОВ. Увидели остановку, где нет ориентировки, — клейте! На одной стороне столба есть ориентировка, а на противоположной нет — клейте!

Горожане помогают поисковикам, кто чем может. На столе в холле чай, кофе, еда для поисковиков. Мы видели, как женщина средних лет вместе с сыновьями принесла в штаб две огромные кастрюли с борщом.

Вам же надо нормальную еду есть, объясняет она. Нельзя на чае да картошке разведенной сидеть все время…

«За детей страшно...»

Тем временем Железногорск застыл в тревожном ожидании. Уже утром 25 октября проводить и встретить своих детей к городским школам пришли тысячи горожан. Кажется, 1 сентября в школах родителей было меньше. Среди встречающих виден даже мужчина на инвалидной коляске.

Всем страшно за своих детей, объясняют железногорцы. Ведь в городе говорят о маньяке...

В Следственном комитете эти слухи, разумеется, категорически опровергают.

Случаи исчезновения детей в Железногорске единичны, и все пропавшие дети возвращались к родителям живыми и здоровыми, настаивает руководитель железногорского отдела Следственного комитета Максим Головин.

В середине недели следствие обнадежило горожан: есть данные, что Даня в городе. Люди вздохнули с облегчением. Но мальчика так и не нашли. На следующий день Следственный комитет уже не исключал, что ребенка могли похитить.

Новый руководитель штаба отряда «Лиза Алерт» москвичка Екатерина ГОГИНА, сменившая Никиту Пермякова, который из-за недосыпания просто валился с ног, предполагает, что Даниила мог «кто-то приютить», и обращается к этому человеку: «Сообщите, пожалуйста, где находится ребенок, чтобы мы подъехали и забрали его».

О неприятном

27 октября поиски Дани продолжились. Но волонтеры столкнулись с неожиданной проблемой: неизвестные люди начали обзванивать добровольцев, готовых выехать на поиски, и сообщать, что им надо ехать по другому адресу. Оказалось, в Железногорске работает еще один поисковый отряд «Поиск пропавших детей».

По телефону нашему корреспонденту удалось пообщаться только с курским представителем этой организации Александром Егуповым. В разговоре тот опроверг «переманивание» добровольцев. То, что два отряда работают порознь, объяснил «нестыковками между федеральными руководителями». Кстати, по словам знакомых, сам Александр из-за семейных проблем практически не участвует в поисках. Инициативу мог проявить кто-то из приезжих волонтеров.

Разумеется, не обходится без информационных вбросов. В сетях появлялась информация о том, что мальчик якобы давно уже найден. Одни писали — живым, другие — мертвым. 27 октября неизвестные объявили в сети сбор денег якобы на поиски Дани и от имени «Лизы Алерт». В отряде от этой инициативы сразу открестились.

«Лиза Алерт никогда не принимает деньги ни в каком виде, говорят в штабе. У отряда нет расчетных счетов в банках, виртуальных кошельков и тому подобного. Мы принимаем оборудование и все, что необходимо для поиска, а также продукты, воду. Деньги — никогда.

Поиск продолжается

До вчерашнего дня поиски Даниила не дали результата. «Найти еще можно», уверяет молодой парень-поисковик, выливая воду из сапог. Во время очередного обхода он провалился в воду по грудь.

Другой поисковик, студент железногорского горно-металлургического колледжа Денис, на шестые сутки поиска выглядел очень уставшим, но держался бодро: «Уже неделю на учебе не был. Думаю, меня простят. Надо же мальчика найти...» Но пока результаты неутешительные.

Обследовано 40 квадратных километров территории. Мальчика нет, вещей нет, следов нет, подводит промежуточный итог работы Екатерина Гогина.

На вопрос, как долго будут продолжаться поиски, она отвечает: «Мы будем здесь столько, сколько наше присутствие будет целесообразно». А мнение железногорцев лучше всего сформулировал кто-то из посетителей соцсетей на странице поискового отряда: «Мы ждем от вас лишь два слова: «Найден, жив»...»

ОБНОВЛЕНИЕ: утром 30 октября следователи сообщили, что мальчик был убит. Его тело нашли в 20 километрах от Железногорска. Подозреваемый в убийстве задержан.

Автор: