Прислать новость Магазин

Куряне равнодушны?

Корреспонденты «Житья» понаблюдали, как жители города реагируют на «потерявшихся» детей

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

0

Читать все комментарии

1062

Согласно статистике МВД в России ежедневно пропадает около 50 детей. Причём беда может произойти в семье с любым достатком и социальным статусом. Всегда хочется верить, что оказавшемуся в незнакомом месте малышу тут же помогут неравнодушные прохожие. Но так ли это на самом деле? Корреспонденты «Житья» решили провести свой эксперимент, чтобы понять, как куряне реагируют на оставленных без присмотра детей.

«Почему эта девочка одна?»

Эксперимент начался недалеко от крупного торгового центра в выходной день. «Потеряться» должна была дочь корреспондента – четырёхлетняя София. В таком возрасте дети точно не должны гулять без присмотра в городе одни, а значит, девочка быстрее привлечёт внимание прохожих.

Соне объяснили правила игры в потеряшку: она должна «плакать» и, если кто-то к ней подойдет, сказать, что потерялась. При этом девочке строго-настрого запретили куда-либо идти с желающим помочь, а номер телефона мамы, записанный на бумажке, положили в карман куртки.

Справка

Торговая сеть «Пятёрочка» и поисково-спасательный отряд «Лиза Алерт» запустили специальный портал, где каждый желающий может зарегистрироваться, создать анкеты своих близких и активировать поиск в случае их пропажи.

Бабушка привела Софию на место «пропажи» и ушла, а наблюдающие расположились за углом банка на расстоянии 15 метров, делая вид, что увлеченно беседуют, но наблюдая за ребёнком.

Первые пять минут Соня исправно хныкала и заглядывала в глаза прохожим, но все торопились по своим делам и просто обходили девочку. Потом ей надоела «игра в слёзы», и оставшееся время она либо сидела на корточках, грустно всматриваясь в толпу, либо разгуливала взад и вперед.

Мимо проходили люди разных возрастов, причём дети любопытно смотрели на Соню, одиноко стоявшую у них на пути, и одна девочка, ровесница нашей потеряшки, даже спросила у мамы: «Почему эта девочка одна? Где её мама?», на что мама, даже не посмотрев на Софию, ответила: «Где-то рядом, наверное». И они прошли мимо…

План «Б»

Прошло полчаса, и было видно, что Соня уже загрустила по-настоящему. В итоге корреспонденты решили применить план «Б». По новым правилам «игры» девочка должна была подходить к прохожим с вопросом «Вы не видели мою маму?».

Результаты, мягко говоря, расстроили наблюдателей. Кто-то даже не слышал вопроса Софии и проходил мимо, кто-то не вслушивался в её слова, принимая за очередную побирушку. А большинство просто отвечали на автомате «Нет, не видели» и шли дальше.

Только через минут пятнадцать на ребёнка обратила внимание женщина в возрасте. Она уточнила у Софии, не потерялась ли та. Соня радостно закивала головой, а женщина растерялась и предложила Софии пойти с ней в полицию, взяв за руку.

– Мама не разрешила с чужими уходить, – вырвала свою руку София.

— Я ж тебе помочь хочу, дурёха! – женщина вновь попыталась взять ребёнка за руку.

Это испугало Соню, и она бросилась к стоявшей неподалёку маме. Узнав о нашем эксперименте, женщина обиделась, обвинила корреспондента в неправильном воспитании детей и ушла.

«Я не хочу больше играть в эту грустную игру...»

Следующим пунктом стала проверка на отзывчивость посетителей и охранников близлежащего торгового центра. Мы выбрали этаж с развлечениями, где большое скопление детей с родителями. Когда мы поднимались наверх, по громкоговорителю как раз объявили, что некий потерявшийся Артём ждет свою маму около раздевалки. Там мы и решили «потерять» Соню: девочку мы оставили на лавочке, а сами расположились за её спиной.

Справка

Каждый год по данным МВД в России пропадает около 16 тысяч детей

София не знала, где мы спрятались, поэтому первые 15 минут честно искала нас глазами. В это время кроме спешащих людей мимо по очереди прошагали два охранника, даже не взглянув на одинокого ребёнка.

Соне быстро стало скучно: она стала вставать и садиться, прохаживаться вдоль лавочки, отходить на метр или два. Иногда она возвращалась к уже занятой лавочке, на которой чужая мама одевала своего ребенка или детей, но на неё никто не обращал внимания. Оба охранника прошли мимо ещё по разу.

Когда через полчаса эксперимента мы подошли к Соне, девочку пришлось утешать.

– Я не хочу больше играть в такую грустную игру, где меня как будто тут нет, – расстроилась Соня.

Мы решили поинтересоваться у охраны, почему они не обратили внимания на мыкавшегося в одиночестве маленького ребёнка. В итоге корреспондентам объяснили, что в основном все дети просят помощи сами и наш ребёнок сам виноват, что не подошёл к охранникам.

Вечер, фонарь, мальчик...

Так как Соня наотрез отказалась «играть», завершить эксперимент согласился её брат – шестилетний Серафим. Для него легенду обновили: мальчик ехал с бабушкой в автобусе, но не успел выйти за ней, помощи у водителя попросить постеснялся и вышел с толпой пассажиров на следующей остановке. При этом на улице уже сгустились сумерки – на часах было почти десять вечера.

Оказавшись «один», Серафим воодушевлённо захныкал и начал озираться по сторонам. Люди удивлённо оглядывались на плачущего мальчика, но никто не подошёл к нему. На какой-то момент наблюдавшей из-за угла маме нашего героя стало жутко: пару минут Серафим стоял на абсолютно безлюдной остановке, маленький мальчик под светом фонаря. Это напоминало сцену фильма ужасов, но ещё страшнее, что где-то в это же самое время мог так же стоять по-настоящему потерянный ребёнок.

Мы предложили Серафиму «поймать» маршрутку, но и здесь нас ждало разочарование: водители будто не замечали на пустой остановке маленького мальчика с вытянутой рукой – остановилась только пятая по счёту маршрутка...

ЕСТЬ МНЕНИЕ

Учите детей просить о помощи

Директор семейно-психологического центра «Решение» Алла Сокол:

– Дети не просят помощи, так как их родители не учат это правильно делать. Нужно объяснять детям, что не у всех взрослых можно просить помощи. Если ребёнок потерялся ему нужно осмотреться, нет ли поблизости полицейского. Если его нет, то обратиться за помощью можно к людям с детьми: они – родители, сработает материнский или отцовский инстинкт. Что касается взрослого равнодушия, во всём виновато новомодное влияние невмешательства в чужое воспитание и жизнь вообще, пришедшее к нам с Запада. У нас уже есть установка: не трогать чужого ребёнка. Взрослым при обнаружении безнадзорного несовершеннолетнего стоит позвонить в полицию и дождаться на месте их приезда.

ЕСТЬ МНЕНИЕ

Куряне не равнодушны

Начальник ОИ и ОС УМВД России по Курской области — подполковник внутренней службы Лилия Каменева:

– Люди всё-таки обращают внимание на одиноких детей. На прошлой неделе молодой человек, заметил во дворе одного 3-летнего малыша и сразу позвонил в полицию. Даже знаменитый курянин – дирижёр Русского камерного оркестра Сергей Проскурин – не остался в стороне. В 2014 году он ехал по дороге вдоль кукурузного поля, увидел одинокую малышку на обочине, остановился и позвонил в полицию – потерявшуюся девочку доставили родителям. Если вы увидите одинокого ребёнка, остановитесь – позвоните в полицию, патруль на этот вызов приедет в течение 2 — 3 минут.

ЕСТЬ МНЕНИЕ

В основном теряются подростки

Начальник подразделения по делам несовершеннолетних УМВД России по Курской области Татьяна Викторовна Лыткина:

– Всего за прошедшие 3 месяца наступившего года было одно обращение о пропаже ребёнка. В основном поступают сигналы от родителей подростков, которым хочется погулять. Для Курска нетипична безнадзорность малолетних, поэтому и звонки о безнадзорности нам не поступают. Мы не ведём динамику, потому что это малочисленные факты. И звонки от бдительных граждан к нам также не поступают.

Автор:

Вера ЧЁТЧИКОВА

СЕГОДНЯ

ВЧЕРА