Войдите, чтобы видеть уведомления на портале

Прислать новость Магазин

Стресс и слёзы детских конкурсов красоты

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

0

Читать все комментарии

282

«Ароматы» лака, тонны косметики и тугие корсеты – всё это о модельном бизнесе. В детских конкурсах красоты условия такие же, если не жёстче. Психологи давно говорят о губительном влиянии на детскую психику подобных состязаний, однако «маленькие мисс» по-прежнему в тренде. Зачем родители выставляют детей на показ, хотят ли дети быть моделями, и почём титул для народа – постарались разузнать корреспонденты «Житья».

Ботекс для самых маленьких

Идея проведения конкурсов красоты появилась ещё в XIX веке, но только через сто лет дело было поставлено на регулярную основу. «Мисс Вселенная», «Мисс мира», региональные красавицы, «самые-самые» девочки школы и принцессы имени ресторанов и торговых центров – всех не перечесть. Приставку «детские» конкурсы красоты приобрели начиная с 60-х годов в США и прочно закрепились в некоторых странах Европы, в том числе в России.

Классический конкурс включает в себя: дефиле-знакомство, творческий номер, вопрос от жюри, дефиле в вечерних платьях. Казалось бы, праздник юности и красоты. Но это – на сцене, за кулисами же всё не так «конфетно».

Современные участницы детских конкурсов красоты совсем не милые девочки с косичками. Они оголены, как взрослые, у них взрослые причёски и макияж. На молочные зубы ставят виниры, выщипывают брови, сажают девочек на диету. Дети терпят эпиляцию, наращивание ресниц и волос. В США разгорелся скандал после того, как одна мать сделала своей восьмилетней дочке уколы ботекса. Вместо победы женщина получила лишение родительских прав. И если вы думаете, что подобное не имеет место в России – вы ошибаетесь.

Заплати и дефилируй

Психологи сходятся во мнениях, что при подобных испытаниях проигрыш для юной участницы – серьёзная психологическая травма. Если характер сильный – будет штурмовать подиум вновь, если ранимый – потребуется профессиональная психологическая помощь...

– Вы не представляете, сколько я видела на сцене слёз, – рассказывает курянка Анна Лебедева. – А что творится в гримёрке – вам не передать! Это смотреть страшно, особенно маленькие детишки 5 — 8 лет, да что там – видела и как девочка 13 лет рыдала.

У 35-летней Анны трое детей. Через двери конкурсов красоты её дочки, 11 и 4 лет, уже прочно вошли в моделинг, над судьбой 2-летнего сына курянка пока раздумывает: отношение к мужским конкурсам у нас в стране неоднозначное, зато конкуренция ниже.

Старшая дочь Анны – Анастасия – уже отказалась от участия в «подиумных смотринах»: слишком субъективным кажется судейство.

Её мама также уверена – честных конкурсов, что в провинции, что в столице практически нет.

– Первый выход старшей дочери в свет состоялся в возрасте 8 лет, – рассказывает женщина.

– Первый конкурс, мы его выиграли, был бесплатным. Все остальные – с организационным взносом. Мы были на конкурсах в Москве. Это однодневки: дети приезжают за 3 — 4 часа до начала, им делают причёски, показывают, кто за кем выходит на сцену. Первые места заранее распределены, остальные дети приезжают для массовки.

При этом оргвзнос в столичных однодневках – от 10 до 50 тысяч рублей и выше. Оплатив единожды, родитель рискует попасть в сети маркетинга. Многие организаторы просто передают информацию о платёжеспособных мамах друг другу, а также всему обслуживающему персоналу конкурсов: визажистам, мастерам причёсок, дизайнерам, фотографам, редакторам модных журналов. Заплатите раз, и предложения к участию в проектах посыпятся на вас, как из рога изобилия!

Фото Антона БОГДАНОВА.

У Золушки нет шансов?

Вот только действительно выгодные предложения финалистам конкурса поступают не всегда. Есть ли надежда, что ребёнка вообще заметят, пригласят, раскрутят?

– Всё зависит от родителей, – объясняет курский организатор конкурсов красоты бренда «Ты – уникальная» Татьяна Киреева. – Детей много, выбор большой, можно подойти, познакомиться с организаторами, с жюри, пообщаться, а не просто постояли на сцене – и уехали.

Татьяна уверяет, что и сами по себе конкурсы красоты бывают разными и в некоторых ценен сам процесс, так как он включает в себя различные мастер-классы и тренинги. Например, в одном из готовящихся проектов для детей нет жёстких требований к росту и весу, а по ходу подготовки к финальному дефиле с маленькими девочками работают не только педагоги, но и психолог. Вот только организационный взнос на региональном участии составляет 10 тысяч рублей. Правда, как отмечает Киреева, зачастую даже родители с небольшим достатком находят такие средства. Траты бывают больше: так, некоторые курские семьи покупают на конкурсы красоты для своих детей эксклюзивные наряды, цена которых может превышать 100 тысяч рублей.

Другая разновидность конкурса маленьких красавец — бал. Его нынче модно устраивать среди столичных школ моделей и агентств. Правда, не все от такого ноу-хау в восторге.

– Все хотят заработать, – делятся мамы курских начинающих моделей. – А на таких балах никто никого не замечает, и уж точно не предлагает продвижение в карьере.

«Ты будешь моделью!»

Но нужна ли модельная карьера самим девочкам? Психологи часто говорят о детских конкурсах как о компенсации родительских амбиций за счет детей. Хуже всего, когда родители демонстрируют тревожное поведение и установки, например, обсуждая события конкурса со знакомыми и в кругу семьи, ввязываются в споры с членами жюри – ребёнок становится зависим, боится «подвести маму» и начинает работать из чувства долга, а не для удовольствия.

– На кастингах были дети, которые не хотели участвовать, – говорит организатор конкурсов красоты и таланта Татьяна Киреева. – Дети со слезами, а родители им: «Нет, ты будешь». Зачем? Если ребёнок не хочет, даже организаторы не имеют права заставить его! Могу привести пример. Девочке 11 лет. Она прошла кастинг. Мама очень хочет участвовать. А девочка не хочет, потому что над ней посмеялись подружки.

Родители курских участниц уверяют, в последнее время «быть моделью не модно» – уж сильно подмочена репутация многих конкурсов. Отсюда – насмешки в адрес маленьких участниц со стороны сверстниц и даже их родителей. Другая проблема – совсем не детское отношение к девочкам.

– Какие фотографии и сообщения поступают в личку ребёнка – страшно вам сказать! – признаётся мама одной из участниц детских конкурсов красоты в Курске. – Говорят, что есть даже базы данных, где извращенцы обмениваются аккаунтами самых «сладких» детей.

На борьбе с педофилами стоят сами родители, проверяя соцсети своих чад. Что касается законодательства, то сами детские конкурсы красоты предлагали запретить ещё в 2014 году, заменив их на те же конкурсы талантов. Вот только в последних вновь видим деньги, амбиции родителей и психологические травмы детей. Готовы противостоять этому – дерзайте, вот только сначала спросите, хотят ли ваши дети превращаться в маленьких мисс.

СПРАВКА «ЖИТЬЯ»

Сколько стоит стать «маленькой мисс»?

  • Занятия в модельной школе от 1 500 рублей в месяц
  • Портфолио для конкурсов от 2 000 рублей
  • Визаж на конкурс от 800 до 3 000 рублей
  • Причёска от 1 500 рублей
  • Платье детское вечернее от 6 000 рублей
  • Постановка творческого номера от 2 000 рублей
  • Украшения от 1 000 рублей
  • Организационный взнос для регионального конкурса в среднем 2 000 — 4 000 рублей
  • Видеосъёмка конкурса от 500 рублей
  • Фотосъёмка ребёнка в процессе конкурса от 2 000 рублей

Итого: участие ребёнка в конкурсе обойдётся минимум около 20 000 рублей

ЕСТЬ МНЕНИЕ

«Развивайте личность»

Александр КУЗНЕЦОВ, президент Ассоциации детских психологов:

– Вместо того чтобы развивать личность ребёнка, его творческий потенциал, детей ведут на такие конкурсы, где формируется представление о том, что главное – понравиться другому человеку, а не стараться развить свои интеллектуальные возможности. И потом вырастают люди, которые испытывают большую тревогу в отношении оценок окружающих и не слышат себя.

Автор:

Варвара ФУРУНОВА