Прислать новость Магазин

Корреспондент «Житья» охотилась за привидениями

Журналист отправилась на ночную вылазку с исследователями паранормальных явлений

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

3

Читать все комментарии

737

У них была камера, стабилизатор, несколько фонарей, фотоаппарат, электромагнитный уловитель, прибор Spirit Box, «Чародей», электрошокер и газовый баллончик. Они выехали на ночную охоту за привидениями. У меня был только коньяк «от нервов». И я ехала с ними.

Они — это братья Шевелёвы. Почти 30 тысяч человек следят за ними на ютьюб-канале «TABOO Искатели ПАРАНОРМАЛЬНОГО»: Сергей и Андрей регулярно наведываются в «нехорошие мета» в поисках призраков. Легко ли ловить привидений и можно ли наткнуться на мистику в наши дни, выясняла корреспондент «Житья».

«Шли бы на завод»

Выезжаем из Курска на закате — «охота» идёт ночью. Сегодня по плану сразу несколько мест в Курчатовском районе.

— Часто мы просто обследуем заброшенные дома — встретить паранормальное легче в покинутом людьми месте, — объясняет Сергей Шевелёв.

— Говорят, призраков трудно встретить на кладбищах, они «предпочитают» леса. Сегодня мы хотим проверить заброшенный лагерь в лесу — это идеальное место, — улыбается Андрей.

Сергей и Андрей — 28-летние братья-близнецы. Первый — рок-музыкант, второй — поэт. Они всегда искали средство для творческого самовыражения и полтора года назад сошлись на идее запустить видеоблог о поисках паранормального.

— Нам часто пишут: «Шли бы лучше на завод работать». Но мы ведь и так работаем. И как раз на заводе — на «Химволокно», — смеются братья.

А мне вот не весело: и солнце садится, и лес приближается...

На кладбище к отцу

 — Мы сразу решили для себя: всё должно быть честно и качественно, никаких розыгрышей и шарлатанства, — говорит  Сергей. — Аппаратуру в кредит взяли, сейчас все заработанные блогом средства идут на улучшение оборудования. Общую стоимость того, что мы везём с собой, называть не буду. Но это больше 100 тысяч рублей.

Первый выпуск братья сделали на кладбище — отправились ночью к могиле отца с камерой и Spirit Box — прибором для «общения с духами». Шевелёвы утверждают, ясно услышали: «Я здесь». А на вопрос «Где ты умер?» — из прибора последовал ответ: «Дома».

— Мы со страху тогда круг солью вокруг себя нарисовали, — рассказывает Андрей. — Казалось бы, дань суеверию. Но когда стали измерять электромагнитное излучение, за пределами круга прибор просто разрывался, а внутри — «молчал»...

Ещё один «улов» того выезда — «лицо бабушки». Именно так братья назвали то, что рассмотрели в заснятом странном свечении на одной из могил. Всё увиденное и услышанное зрителям видеоблога понравилось. С тех пор за год братья посетили около полусотни «странных мест», о чём вышло более 70 роликов.

«Мы сами боимся»

Компанию нам составляет водитель Виктор и девушка Сергея Анна. Но на объект они не пойдут. Это вопрос безопасности.

— Обычно мы посторонних с собой не берём, хорошим это не заканчивается, — объясняет Андрей. — Хотя сегодня, даже странно, всё пока нормально. Ясно и дождя нет — впервые такое.

— Правила поведения простые, — инструктирует Сергей. — Не пить, вести себя адекватно, а главное, не отходить от нас! Будем надеяться, что всё получится.

Получается всё не сразу — лагерь оказывается больше не заброшенным. В последних солнечных лучах мы подъезжаем к зданию бывшей здравницы. Все соседние дома давно выкуплены и отремонтированы, рядом — жилые постройки, но сама «заброшка» выглядит вполне жутко. Я, наконец, признаюсь, что трусиха.

— Мы тоже боимся, — успокаивает Андрей. — Мы же из тех, кого в детстве толпой за гаражами били. Были слабые, всего боялись. И всегда хотели доказать всем обратное. Теперь не каждый сможет повторить то, что делаем мы.

«Там кто-то пробежал!»

Перед входом делим «инструмент»: Сергею достаётся электрошокер, Андрей берёт стреляющий перцовыми капсулами «Чародей», а мне вручают газовый баллончик.

— За год с нами происходили на съёмках разные вещи, — поясняет Сергей. — И мы быстро поняли: самое страшное — это на заброшенном объекте встретить живых.

Без солнечного света здание заставляет вспомнить фильмы ужасов. Проходя мимо белеющего в темноте ряда ванн, пытаюсь решить, что я буду делать при «непредвиденных обстоятельствах»: хвататься за братьев или бежать сломя голову. В старой душевой Андрей решает записать «пятиминутку тишины»: в это время зачитываются вопросы «к духам», затем уже дома тщательно обрабатывается запись диктофона.

Во время записи слышится дребезжащий гул — из душевых хочется бежать. Обсуждая, может ли звук производить старая вентиляция, поднимаемся на второй этаж. Время для начала «беседы» с духами. Андрей достаёт Spirit Box, мне вручают диктофон, Сергей держит камеру. Вслушиваться в динамик мешает резко распространившийся по коридору холод.

— Смотрите! Что-то промелькнуло. За вашими спинами!

После этих слов Сергея мы оборачиваемся и вглядываемся в освещённый светом фонаря коридор — ничего не видно, но холод усиливается. Андрей делает несколько шагов в темноту, и внезапно становится теплее.

— А давайте уйдём отсюда... — жалобно прошу я.

Однако в отсутствие холода «работать» стало легче: мы проверяем чёрный ход и ещё раз проходим через первый этаж. На улице решаем просмотреть отснятое и узнать, что заметил Сергей за нашими спинами. Ему  не показалось — на записи чётко виден светящийся шар.

Приближаем изображение: он появляется дальше нас по коридору — как раз там, где начинается лестница с первого этажа, а затем исчезает в ближайшей комнате. Заодно на записи слышим отчётливый и продолжительный стук.

— А может, это пылинка?

— Может... Но тогда это очень странное совпадение...

Страшная «Знаменка»

На пути в Курск оживлённо обсуждаем увиденное и делимся историями. Я вспоминаю слова директора центра «Поиск» Игоря Цуканова: «Страшнее Знаменской рощи в Курской области места нет». В урочище во время войны расстреляли огромное количество народа — атмосфера там, мягко говоря, недобрая. Время — полночь. Разумеется, мы решаем немедленно туда ехать.

Местные рассказывают: в некоторых участках рощи даже днём птицы не поют. Искать эти участки в темноте сложно. Я решаю вести «охотников» к могильному памятнику, установленному на окраине рощи. В 1990-м, когда Знаменский пруд ещё не был спущен, здесь утонул 20-летний парень. Родные решили отметить место гибели плитой с фотографией, хотя похоронен юноша в другом месте.

Через лес идём всей группой, вместе с водителем. В роще ночью жутко — нервы на пределе, поэтому первым делом включаем Spirit Box. И задаём первый вопрос:

— Ты здесь?

— Сто процентов! — неожиданно сквозь шум раздаётся в приборе мужской голос.

— Ты утонул?

— Да.

— Нет! — перебивает другой голос — женский.

— Здесь опасно находиться ночью?

Прибор начинает разрываться от фраз. Выглядит это жутко, даже для простого совпадения. Братья переглядываются:

— Я такого никогда не слышал, — Андрей поспешно выключает аппарат.

Мы быстро записываем «пятиминутку». Я держу камеру, когда мне на лицо плавно опускается опавший листок. Вроде ничего страшного. Но от неожиданности хочется с криками бежать прочь. Про себя зарекаюсь участвовать в таких «охотах».    

Выйдя из рощи, братья резюмируют: сюда надо вернуться, но только подготовившись, особенно морально. Тут же напрашиваюсь с ними. До дома не ложусь спать до семи утра — всё-таки даже совпадения способны сильно напугать.

Вместо заключения

Мы в «Житье» не слишком верим в мистику, ничего не утверждаем и никому ничего не пытаемся доказать. Мы не рекомендуем самостоятельно проводить подобные эксперименты, но и не отговариваем. Что касается братьев Шевелёвых, они готовы исследовать любое место с «историей»: если у вас есть такое на примете, можете сообщить об этом через редакцию «Житья» или же связавшись напрямую с братьями через их страницу в соцсети «Вконтакте».    

Автор:

Оксана ВАРЛАМОВА.